ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПРИХОДА В МОНАСТЫРСКОЕ ПОДВОРЬЕ

 Из журнала заседания Епархиального совета от 13 февраля 2018 года

Журнал №16
Слушали:
Прошение игумена Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря архимандрита Макария (Швайко) об открытии подворья Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря при храме Успения Божией Матери с.Успенское Великолукского района.
Справка:
Устав Русской Православной Церкви. Глава XVIII. Монастыри 
п.9. Монастыри могут иметь подворья. Подворьем именуется община православных христиан, состоящая в ведении монастыря и находящаяся за его пределами. Деятельность подворья регламентируется уставом того монастыря, к которому данное подворье относится, и своим собственным гражданским уставом. Подворье в церковно-иерархическом (каноническом) порядке подчинено епархиальному архиерею епархии, на территории которого оно находится, а в хозяйственном — тому же архиерею, что и монастырь. В случае, если подворье располагается на территории иной епархии, то за богослужением в храме подворья возносится как имя епархиального архиерея, так и имя архиерея, на территории епархии которого находится подворье.
Документ «Положение о монастырях и монашествующих», принятый на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 29 ноября — 2 декабря 2017 года. Пункты: 4.2. Подворье; 4.4. Открытие монастыря, подворья, скита.

Постановили:

1. Учитывая согласие настоятеля храма Успения Божией Матери с.Успенское иерея Василия Полежаева, произвести реорганизацию прихода Успения Божией Матери деревни Успенское в подворье Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря.
2. Освободить иерея Василия Полежаева от должности настоятеля храма Успения Божией Матери с.Успенское Великолукского района.
3. Выразить благодарность иерею Василию Полежаеву за понесенные труды по управлению приходом.
4. В число братии подворья назначить: игумена Евфросина (Боева), освободив от должности настоятеля храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» п.Красный Луч, иеродиакона Антонина (Селюнина), клирика храма Воздвижения Креста Господня с.Лукино, монаха Нектария (Шорохова), насельника Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря.
5. На должность управляющего подворьем Свято-Успенского Святогорского мужского монастыря при храме Успения Божией Матери деревни Успенское назначить игумена Евфросина (Боева).
Журнал №23

Имели суждение:

О назначении дополнительного штатного священника в Свято-Троицкий кафедральный собор г.Невеля.

Постановили:

1. В связи с образованием подворья Свято-Успенского Святогорского монастыря в с.Успенское освободить от должности штатного священника храма Успения Пресвятой Богородицы с.Успенское иерея Димитрия Гильмиярова.
2. Назначить иерея Димитрия Гильмиярова штатным клириком Свято-Троицкого кафедрального собора г.Невеля.

Святитель Иоанн Златоуст. Слово в день Богоявления,

и против неприсутствующих в священных собраниях, и о святом спасительном крещении Спасителя нашего Иисуса Христа,              и о недостойно причащающихся, и о том, что оставляющие Божественную Литургию прежде ее окончания и выходящие прежде заключительной молитвы уподобляются Иуде

Все вы сегодня в радости, а я один только в печали. Когда я посмотрю на это духовное море и вижу несметное богатство церкви, и потом подумаю, что, по прошествии праздника, это множество, отхлынув, опять удалится от нас, то терзаюсь и скорблю душою о том, что церковь, родившая столько детей, может утешаться ими не в каждое собрание, но только в праздник. Какое было бы духовное веселье, какая радость, какая слава для Бога, какая польза для душ, если бы мы при каждом собрании видели ограды церкви так наполненными! Мореплаватели и кормчие делают все, как бы переплыть море и достигнуть пристани, а мы ревнуем о том, чтобы непрестанно носиться по морю, постоянно погружаться в волны житейских дел, обращаться на площадях и в судилищах, здесь же встречаться едва однажды или дважды в целый год.

Или вы не знаете, что Бог устроил церкви в городах, как пристани на море, дабы мы, прибегая сюда от бури житейских смятений, наслаждались величайшею тишиною? Подлинно, здесь не нужно бояться ни бурного движения волн, ни нападения разбойников, ни нашествия злодеев, ни силы ветров, ни засады зверей; это – пристань свободная от всего такого, это – духовная пристань душ. И вы сами свидетели сказанному. Если бы кто-нибудь из вас раскрыл теперь свою совесть, то нашел бы внутри себя великое спокойствие: ни гнев не волнует, ни похоть не воспламеняет, ни зависть не иссушает, ни гордость не надмевает, ни страсть тщеславия не снедает, но все эти звери укрощены, так как слушание божественных Писаний, как бы некоторая божественная чарующая песня, проникает чрез слух в душу каждого и усыпляет эти безумные страсти. Как же не жалеть о тех, которые, имея возможность наслаждаться таким любомудрием, не обращаются и не приходят постоянно к общей матери всех церкви? Какое мог бы ты указать мне занятие необходимее этого? Какое собрание полезнее? И что препятствует пребыванию здесь? Ты, конечно, скажешь мне, что бедность бывает для тебя препятствием участвовать в этом прекрасном собрании; но это – неосновательный предлог. Неделя имеет семь дней; эти семь дней Бог разделил с нами так, что Себе не взял больше, и нам не дал меньше, и даже не разделил их поровну – не взял Себе трех и не дал нам трех, но тебе отделил шесть дней, а для Себя оставил один. Ты же и в этот весь день не хочешь воздержаться от дел житейских, но как поступают святотатцы, так и ты осмеливаешься поступать с этим днем, похищая и употребляя его на житейские заботы, тогда как он освящен и назначен для слушания духовных поучений. Но что говорить о целом дне? Как поступила вдовица с милостынею (Мк. 12:42), так поступай и ты с временем этого дня: она положила две лепты, и приобрела великое благоволение от Бога, так и ты удели Богу два часа, и внесешь в дом свой прибыль бесчисленных дней. А если не воздержишься, то смотри, чтобы ты, не желая отрешиться от земных приобретений в течение малой части дня, не лишился трудов целых годов. Бог может, когда пренебрегают Им, уничтожить и собранные богатства, как Он, угрожая, говорил иудеям, когда они не радели о храме: «и что принесете домой, то Я развею» (Агг. 1:9). Если ты приходишь к нам один раз или дважды в год, то, скажи мне, чему необходимому мы можем научить тебя – о душе, о теле, о бессмертии, о царстве небесном, о наказании, о геенне, о долготерпении Божием, о прощении, о покаянии, о крещении, об отпущении грехов, о тварях небесных и земных, о природе человеческой, об ангелах, о коварстве бесов, о кознях дьявола, о поведении, о догматах, о правой вере, об извращенных ересях? Это и гораздо больше этого должно знать христианину и о всем давать ответ спрашивающим вас. А вы не можете узнать и малейшей части этого, собираясь сюда однажды в год, и притом мимоходом и по обычаю праздника, а не по благочестивому душевному расположению, – ибо и то было бы хорошо, если бы кто, присутствуя здесь при каждом собрании, мог в точности удержать все это. Многие из вас, присутствующих здесь, имеете рабов и сыновей, и, когда намереваетесь отдать их учителям искусств, каких изберете, то вместе с тем делаете свой дом недоступным для них раз навсегда, и заготовив одежду и пищу и все прочее необходимое для них, помещаете их вместе с учителем, запрещая им ходить в ваш дом, дабы от постоянного пребывания там и неразвлекаемого никакими заботами занятия учение их было успешнее. Но имея научиться не обыкновенному искусству а, величайшему из всех, – как угодить Богу и достигнуть небесных благ, вы думаете, что можно сделать это мимоходом? Не безумно ли это? А что [эта] наука есть дело требующее великого внимания, послушай, что говорит [Христос]: «научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29); и опять пророк: «Придите, дети, послушайте меня: страху Господню научу вас» (Пс. 33:12); и еще: «Остановитесь и познайте, что Я – Бог»(Пс. 45:11). Итак, много нужно [посвятить] времени для занятий тому, кто хочет усвоить себе это любомудрие.

  1. Впрочем, чтобы нам не употребить всего времени на обличение отсутствующих, мы, удовольствовавшись тем, что сказано для исправления их нерадения, полюбомудрствуем теперь несколько о настоящем празднике. Многие празднуют праздники и с названиями их знакомы, но поводов, по которым они установлены, не знают. Так, о том, что настоящий праздник называется Богоявлением, всем известно; а какое это Богоявление, и одно ли оно или два, этого еще не знают; между тем крайне стыдно и весьма смешно – каждый год празднуя этот праздник, не знать повода, по которому он установлен. Поэтому прежде всего необходимо сказать вашей любви, что не одно Богоявление, но два: одно настоящее, которое уже произошло, а другое – будущее, которое произойдет со славою при кончине [мира]. О том и другом вы слышали сегодня от Павла, который, беседуя с Титом, говорит так о настоящем: «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке»; а о будущем: «ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит. 2:11–13). И пророк об этом последнем сказал так: «Солнце превратится во тьму и луна – в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и страшный» (Иоил. 2:31). Почему же Богоявлением называется не тот день, в который Он родился, а тот, в который Он крестился? Настоящий день есть тот самый, в который Он крестился и освятил естество вод. Посему в этот праздник в полночь все, почерпнув воды, приносят ее домой и хранят во весь год, так как сегодня освящены воды; и происходит явное знамение: эта вода в существе своем не портится от продолжительности времени, но, почерпнутая сегодня, она целый год, а часто два и три года остается неповрежденною и свежею, и после столь долгого времени не уступает водам, только что взятым из источников. Почему же этот день называется Богоявлением? Потому, что Христос сделался известным для всех не тогда, когда Он родился, но когда Он крестился; до этого дня Он не был известен народу. А что народ не знал Его и не разумел, кто Он был, об этом послушай Иоанна Крестителя, который говорит: «стоит среди вас Некто, Которого вы не знаете» (Ин. 1:26). И удивительно ли, что другие не знали Его, когда и сам Креститель не знал Его до того дня? «И я, – говорит он, – не знал Его; но Пославший меня крестить в воде сказал мне: на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым»(Ин. 1:33). Отсюда видно, что два Богоявления; а почему Христос приходит на крещение, об этом необходимо сказать, а также и о том, на какое Он приходит крещение, – и то и другое необходимо знать. И наперед надобно сказать вашей любви о последнем, так как из этого мы узнаем и первое. Было крещение иудейское, которое очищало телесные нечистоты, но не грехи совести. Так, кто совершал прелюбодеяние, или кто решался на воровство, или кто сделал какое-нибудь другое беззаконие, того оно не освобождало от вины. Но кто касался костей умершего, кто вкушал пищу, запрещенную законом, кто приходил из [места] заразы, кто обращался с прокаженными, тот омывался, и до вечера был нечист, а потом очищался. «Тот должен вымыть одежды свои и омыться водою и нечист будет до вечера». Да омоет тело свое водою чистою, – говорится в Писании, – «зайдет солнце и он очистится» (Лев. 15:5, 22:7). Это не были в самом деле грехи или нечистоты, но так как иудеи были несовершенны, то Бог, делая их через это более благочестивыми, с самого начала приготовлял их к точнейшему соблюдению важнейшего.
  2. Итак, иудейское очищение освобождало не от грехов, а только от телесных нечистот. Не таково наше: оно гораздо выше и исполнено великой благодати, потому что освобождает от грехов, очищает душу и подает дар Духа. И крещение Иоанново было гораздо выше иудейского, но ниже нашего; оно было как бы мостом между обоими крещениями, ведущим чрез себя от первого к последнему, так как понуждало их [иудеев] не к соблюдению телесных очищений, но вместо таковых увещевало и советовало переходить от порока к добродетели и надежду спасения полагать в совершении [добрых] дел, а не в разных омовениях и очищениях водою. [Иоанн] не говорил: вымой одежду твою, омой тело твое, и будешь чист; но что? «Сотворите же достойный плод покаяния» (Мф. 3:8). Потому именно оно было выше иудейского, но ниже нашего, что крещение Иоанново не сообщало Духа Святого и не доставляло благодатного прощения; оно повелевало каяться, но не было властно отпускать [грехи]. Поэтому [Иоанн] и говорил: «Я крещу вас в воде в покаяние… Он будет крестить вас Духом Святым и огнем»(Мф. 3:11). Очевидно, что Он не крестил Духом. Что же значит: «Духом Святым и огнем»? Вспомни тот день, в который апостолам «явились разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них» (Деян. 2:3). А что крещение Иоанново было несовершенно, не сообщало Духа и отпущения грехов, видно из следующего: Павел, «найдя там некоторых учеников, сказал им: приняли ли вы Святаго Духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже и не слыхали, есть ли Дух Святый. Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение. Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния» – покаяния, не отпущения грехов; для чего же Он крестил? «Говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса. Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса, и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый» (Деян. 19:1–6). Видишь ли, как несовершенно было крещение Иоанново? Если бы оно не было несовершенно, то Павел не крестил бы их снова, не возлагал бы на них рук; исполнив же то и другое, он показал превосходство апостольского крещения, и то, что крещение Иоанново гораздо ниже его. Но из этого мы узнали различие крещений; теперь необходимо сказать, для чего Христос крестился и каким крещением. Ни прежним – иудейским, ни последующим – нашим, потому что Он не имел нужды в отпущении грехов; да и как может нуждаться в этом Тот, Кто не имеет никакого греха? «Он не сделал, – говорится в Писании, – никакого греха, и не было лести в устах Его» (1Пет. 2:22); и еще: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Ин. 8:46)? И Духу не была непричастна плоть Его; да и как могло быть иначе, когда она вначале была произведена Духом Святым? Итак, если и плоть Его не была непричастна Духу Святому, и Он не был подвержен грехам, то для чего Он крестился? Но прежде нам нужно узнать, каким Он крестился крещением, тогда и то будет ясным для нас. Каким же крещением Он крестился? Не иудейским, и не нашим, но Иоанновым. Для чего? Для того, чтобы ты из самого свойства крещения познал, что Он крестился не по причине греха и не потому, что имел нужду в даре Духа; как мы показали, это крещение было чуждо того и другого. Отсюда видно, что Он приходил на Иордан не для отпущения грехов, и не для получения дара Духа. Но чтобы кто-нибудь из присутствовавших тогда не подумал, что Он приходил для покаяния, подобно прочим, послушай, как Иоанн предупредил и это. Тогда как другим он говорил: «сотворите же достойный плод покаяния» (Мф. 3:8), послушай, что он говорит Ему: «мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» (Мф. 3:14)? Этими словами он показал, что Христос приходил к нему не по той же нужде, по которой приходил народ, и что Он тем более далек был от нужды – креститься по той же причине, что был гораздо выше и несравненно чище и самого Крестителя. Для чего же Он крестился, если сделал это ни для покаяния, ни для отпущения грехов, ни для получения дара Духа? По другим двум причинам, из которых об одной говорит ученик, а о другой Он Сам сказал Иоанну. Итак, какую же причину этого крещения высказал Иоанн? Ту, чтобы Христос стал известным народу, как и Павел говорил: «Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем» (Деян. 19:4); это было завершением крещения. Если бы обходить жилище каждого и, подойдя к дверям, вызывать на улицу и, держа Христа, говорить: это есть Сын Божий, то это делало бы свидетельство подозрительным и было бы весьма затруднительно; также, если бы, взяв Христа, войти в синагогу и показать Его, то и это самое опять сделало бы свидетельство подозрительным; но когда весь народ стекся из всех городов к Иордану и пребывал на берегах реки, то уже то обстоятельство, что и Сам Он пришел креститься и получил удостоверение свыше голосом Отца и наитием Духа в виде голубя, делало свидетельство о Нем Иоанна несомненным. Поэтому он и говорит: «Я не знал Его», представляя свидетельство свое достоверным (Ин. 1:31), так как они были по плоти родственниками между собою «Вот и Елисавета, родственница Твоя, и она зачала сына» – говорил ангел Марии о матери Иоанна (Лк. 1:36); если же матери были в родстве, то, очевидно, и дети. Итак, поскольку они были родственниками, то, дабы не показалось, будто Иоанн свидетельствует о Христе по родству, благодать Духа устроила так, что Иоанн провел весь ранний свой возраст в пустыне, дабы не показалось, будто свидетельство высказывается по дружбе или по какому-нибудь подобному предвзятому основанию; но Иоанн, как был научен от Бога, так и возвестил о Нем. Вот он и говорит: «Я не знал Его». Откуда же ты узнал? «Пославший меня, – говорит, – крестить в воде сказал мне». Что Он сказал тебе? «На Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым» (Ин. 1:33). Видишь ли, что Дух Святый снисшел не так, как в первый раз нисшел на Него, но дабы показать проповеданного, наитием Своим, как бы перстом, указуя Его всем? По этой причине Он пришел на крещение. Была и другая причина, о которой Он Сам говорит; какая же именно? Когда Иоанн сказал: «мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?», – то Он отвечал так: «оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:14, 15). Видишь ли благоразумие раба? Видишь ли смирение Владыки? Что же значит: «исполнить всякую правду»? «Правдою» называется исполнение всех заповедей, как говорится: «Оба они были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно» (Лк. 1:6). Так как исполнять эту правду должны были все люди, но никто из них не соблюл и не исполнил ее, то Христос, приходя, исполняет эту правду.
  3. А какая, скажет кто-нибудь, правда в том, чтобы креститься? Повиновение пророку было правдою. Как Христос обрезался, принес жертву, хранил субботы и соблюдал иудейские праздники, так присоединил и это остальное – повиновался крестившему пророку. Воля Божия была, чтобы тогда все крестились, о чем, послушай, как говорит Иоанн: «Пославший меня крестить в воде» (Ин. 1:33); также и Христос: «И весь народ, слушавший Его, и мытари воздали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым; а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него» (Лк. 7:29, 30). Итак, если повиновение Богу составляет правду, а Бог послал Иоанна, чтобы крестить народ, то Христос [вместе] со всем другим, что требуется законом, исполнил и это. Представь себе, что заповеди закона суть двести динариев; этот долг должен был уплатить род наш; но мы не уплатили, и нас, подпавших такой вине, объяла смерть. Христос, пришедши и найдя нас одержимыми ею, уплатил этот долг, исполнил должное и исхитил [от нее] тех, которые не могли уплатить. Посему Он не сказал: нам должно сделать то и то, но: «исполнить всякую правду». Мне, Владыке имеющему, говорит Он, надлежит уплатить за неимеющих. Такова причина Его крещения, чтобы видели, что Он исполнил весь закон; и эта причина, и та, о которой сказано прежде. Поэтому и Дух нисшел в виде голубя: где примирение с Богом, там и голубь. Так и в ковчег Ноев голубь принес масличную ветвь – знак человеколюбия Божия и прекращения бедствия; и теперь в виде голубя, а не в телесном виде (это особенно должно заметить), нисходит Дух, возвещая вселенной милость Божию и вместе показывая, что духовный человек должен быть незлобив, прост и невинен, как и Христос говорит: «если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18:3). Но тот ковчег, по прекращении бедствия, остался на земле; а этот ковчег, по прекращении гнева, взят на небо, и ныне это непорочное и нетленное Тело находится одесную Отца.

Но так как я упомянул о Теле Господнем, то необходимо сказать вам немного и об этом, и потом окончить речь. Я знаю, что многие у нас приступят к этой священной трапезе по случаю праздника. Итак должно, как я часто и прежде говорил, не праздники наблюдать, чтобы приобщаться, а очищать совесть, и тогда касаться священной жертвы. Преступный и нечистый не имеет права и в праздник причащаться этой святой и страшной плоти; а чистый и омывший свои погрешения искренним покаянием в праве и в праздник и во всякое время причащаться божественных тайн и достоин наслаждаться божественными дарами. Но поскольку, не знаю почему, некоторые не обращают на это внимание, и многие, исполненные бесчисленных грехов, видя наступивший праздник, как будто побуждаясь самим этим днем, приступают к святым тайнам, на которые и смотреть не должно находящимся в таком состоянии, то тех, которые известны нам, мы сами непременно удалим, а неизвестных нам, предоставим Богу, знающему тайны помышлений каждого; теперь же постараемся исправить то, в чем все явно согрешают. В чем же состоит этот грех? В том, что приступают не с трепетом, но с давкою, ударяя других, пылая гневом, крича, злословя, толкая ближних, полные смятения. Об этом я часто говорил и не перестану говорить. Не видите ли, какое бывает благочиние на олимпийских играх, когда распорядитель проходит по площади, с венцом на голове, одетый в длинную одежду, держа в руке жезл, а глашатай объявляет, чтобы было тихо и благоприлично? Не нелепо ли, что там, где торжествует дьявол, бывает такое спокойствие, а там, где призывает к Себе Христос, бывает великий шум? На площади безмолвие, а в церкви крик? На море тишина, а в пристани волнение? К чему ты, скажи мне, беспокоишься, человек? Что гонит тебя? Необходимые дела, конечно, призывают тебя? В этот час ты особенно сознаешь, что у тебя есть дела, особенно помнишь, что ты находишься на земле, и думаешь, что обращаешься с людьми? Но не каменной ли душе свойственно думать, что в такое время ты стоишь на земле, а не ликуешь с ангелами, с которыми ты воссылаешь таинственное песнопение, с которыми ты возносишь победную песнь Богу? Для того Христос и назвал нас орлами, сказав: «где будет труп, там соберутся орлы» (Мф. 24:28), чтобы мы восходили на небо, чтобы парили в высоте, возносясь на крыльях духа; а мы, подобно змеям, пресмыкаемся во прахе и едим землю. Хотите ли, я скажу, отчего бывает этот шум и крик? Оттого, что мы не на все время запираем для вас двери, но позволяем прежде последнего благодарения стремительно выходить и уходить домой. Это и само по себе выражает великое пренебрежение. Что делаешь ты, человек? Когда присутствует Христос, предстоят ангелы, предлежит эта страшная трапеза, и братья твои еще участвуют в таинствах, сам ты, оставив все, убегаешь? Быв приглашен на обед, ты, хотя бы и прежде других насытился, не осмеливаешься выходить прежде друзей, когда другие возлежат еще; а здесь, когда еще совершаются страшные таинства Христовы, когда еще продолжается священнодействие, ты в самой средине составляешь все и выходишь? И где это может быть достойно прощения? Какое может быть оправдание? Хотите ли, я скажу, чье дело делают те, которые уходят прежде окончания и не совершив благодарственных песнопений по окончании трапезы? Может быть, покажется жестоким то, что будет сказано, однако необходимо сказать по причине нерадения многих. Иуда, приобщившись последней вечери в ту последнюю ночь, поспешно вышел, тогда как все прочие еще возлежали. Вот кому подражают и те, которые спешат прежде последнего благодарения! Если бы он не вышел, то не сделался бы предателем; если бы не оставил соучеников, то не погиб бы; если бы не отторгнул себя от стада, то волк не захватил бы его одного и не пожрал бы; если бы не отделил себя от пастыря, то не сделался бы добычею зверя. Посему он был с иудеями, а те с Господом вышли, воспевая. Видишь ли, по какому образцу совершается последняя молитва после жертвоприношения? Будем же, возлюбленные, представлять себе это, будем помышлять об этом, страшась предстоящего за то осуждения. Он [Христос] дает тебе Свою плоть, а ты не воздаешь Ему даже словами, и не благодаришь за полученное? Когда ты вкушаешь телесную пищу, то после трапезы обращаешься к молитве; а когда приобщаешься пищи духовной и превосходящей всякую тварь, видимую и невидимую, ты, человек и уничиженный по естеству, не остаешься благодарить Его словами и делами? Не достойно ли это крайнего наказания? Говорю это не для того, чтобы вы только хвалили меня, или шумели и кричали, но чтобы вы, благовременно вспоминая эти слова, показывали надлежащее благочиние. Таинства и называются и суть таинства; а где таинства, там великое молчание. Итак, будем приступать к этой священной жертве с глубоким молчанием, с великим благочинием, с надлежащим благоговением, чтобы нам заслужить большее благоволение у Бога, очистить свою душу и достигнуть вечных благ, которых да сподобимся все мы благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым Духом, слава, и держава, и поклонение ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ

Среди греческих песнопений в честь праздника Рождества Спасителя наиболее древними датированными гимнами являются кондаки преподобного Романа Сладкопевца († 1-я пол. VI в.), созданные на рубеже V и VI веков. Это не означает, что более древних гимнов не было – среди тех текстов, что дошли до нас в позднейших сборниках рождественских песнопений, могут присутствовать композиции (или их фрагменты) V и, возможно, даже IV века, – но для датировки таковых не имеется оснований.

Наиболее известен тот кондак преподобного Романа, с которого, по преданию, и началась его слава песнописца. Этот кондак состоит из 24 строф («икосов»), первые буквы которых образуют акростих: Τοῦ ταπεινοῦ ομανοῦ ὁ μνος («Гимн смиренного Романа»). Икосы предваряются проимием (вступлением) Ἡ παρθένος σήμερον τὸν ὑπερούσιον τίκτει – Дева днесь Пресущественнаго раждает…8. Именно этот проимий известен нам сегодня как «кондак» Рождества, хотя в действительности кондаком первоначально называлось само многострофное произведение как единое целое, а не одно лишь краткое вступление к нему. В современных богослужебных книгах выписывается только первый икос из кондака прп. Романа, ниже помещен русский перевод полного текста кондака (перевод иером. Иакова (Цветкова)9, с нашей правкой):

Проимий (вступление): Сегодня Дева рождает Превысшего всякого существа, а земля приносит вертеп Неприступному; ангелы вместе с пастырями славословят, волхвы же со звездой путешествуют: ибо ради нас родился Юный Младенец, Предвечный Бог!

Икос 1 (Τ): Вифеем открыл [нам] Эдем – прийдите, увидим; мы нашли наслаждение в скрытном [месте] – прийдите, получим райскую [радость] внутри пещеры: там явился Корень ненапоенный [влагой], произращающий прощение; там явился Кладезь неископанный, из которого прежде сильно желал пить Давид; там Дева, родившая Младенца, тотчас утолила жажду Адама и Давида. Посему придем к этому [месту], где родился Юный Младенец, Предвечный Бог!

Икос 2 (Ο): Отец Матери по Своей воле соделался [Ее] Сыном, Спаситель детей ребенком возлежал в яслях. Узнав Его, Родившая говорит: «Скажи мне, Дитя, как Ты вселился в Меня и как образовался во Мне? Вижу тебя, утроба [Моя], и ужасаюсь – ибо и молоком питаю, и остаюсь не познавшей брака. И хотя вижу Тебя, [Дитя], в пеленках, [одновременно] созерцаю девство Свое запечатанным – ибо Ты сохранил его, соблаговолив родиться [от Меня, о], Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 3 (Y): «О, Вышний Царь! Что Тебе с бедными? Творец небес! Для чего Ты пришел к земным? Возвеселился в пещере и возрадовался в яслях? Вот, Рабе Твоей нет места в гостинице – да что там места, даже и пещеры! (ибо эта – чужая). И если Сарре, родившей дитя, была дана в наследие обширная земля, то я не имею и берлоги. Дана Мне эта пещера, в которой Ты решил поселиться, [о], Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 4 (Τ): Говоря тайно [Сама с Собою] такие слова, и усердно молясь Ведущему тайное, Дева слышит о волхвах, ищущих Младенца, и тотчас [восклицает] к ним: «Вы кто?», – они же к Ней: «А Ты-то Кто, Родившая, раз Такого родила? Кто отец Твой, кто родившая [Тебя], раз Ты стала Матерью и питательницей Сына без [земного] отца? Мы, увидев звезду, уразумели, что явился Юный Младенец, Предвечный Бог».

Икос 5 (Α): «В точности нам Валаам передал смысл слов, которыми пророчествовал, сказав, что должна явиться Звезда, угашающая всякие гадания и приметы; Звезда, раскрывающая [содержание] притч мудрецов, их изречений и загадок; Звезда, которая намного ярче любой видимой звезды, ибо Она – Творец всех звезд; о Ней было написано: От Иакова воссияет Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 6 (Π): Когда Мариам услышала эти парадоксальные слова, Она поклонилась Рожденному из Ее утробы и, заплакав, сказала: «Велико для Меня, Чадо, – велико все то, что Ты сделал с бедностью Моей. Ибо, вот, волхвы снаружи хотят [встретить] Тебя; цари восточных [стран] ищут Лица Твоего, и богатые в народе Твоем сильно желают видеть Тебя. Ибо те, кого Ты познал – воистину Твой народ, [о,] Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 7 (Ε): «Поскольку это – Твой народ, Чадо, повели им [прийти] под кров Твой, чтоб им увидеть нищету богатую, бедность почтенную. А для Меня Ты – слава и похвала, почему и не стыжусь; Ты – благодать и благолепие этого жилища и Меня [Самой]. Так повели им войти; я не стыжусь нищеты, ибо Тебя держу, как сокровище, – [Того,] Кого пришли увидеть цари, ведь царям и волхвам стало известно, что Ты явился – Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 8 (I): Иисус – Христос и воистину Бог наш – неявно прикоснулся к мыслям Матери Своей, и сказал: «Введи тех, котого Я привел словом [Своим], ибо слово Мое есть то, которое воссияло ищущим Меня: с виду оно – звезда, а по смыслу – сила. Она шла вместе с волхвами, словно служащая Мне, и все еще стоит, исполняя служение, и лучами указывает на то место, где родился Юный Младенец, Предвечный Бог».

Икос 9 (Ν): «Итак, прими теперь, Непорочная, прими принявших Меня; ибо Я – среди них, как и в объятиях Твоих; Я и от Тебя не удалился, и к ним пришел». Тогда Она отверзает двери и принимает собрание волхвов: отверзает двери Дверь непроходимая, в которую один [лишь] Христос прошел; отверзает двери Дверь заключенная, посредством которой не было украдено ни одно из сокровищ Ее [девственной] чистоты; отверзла двери Та, от Кого родились Врата [спасения] – Юный Младенец, Предвечный Бог.

Икос 10 (Ο): И волхвы тотчас вошли в помещение и, видя Христа, ужаснулись, когда увидели Его Мать [и] Ее обручника, и в страхе сказали: «Сей есть Сын без родословия? Как это, о Дева? – мы видим обручника в жилище Твоем! Рождение Твое не встретило ли порицания? Не подвергалось ли поношению пребывание Иосифа вместе с Тобою? [Наверняка] Ты имеешь множество ненавистников, выведывающих, где родился Юный Младенец, Предвечный Бог».

Икос 11 (Y): «Объясняю вам, – сказала Мария волхвам, – для чего держу Иосифа в жилище Моем: для обличения всех поносителей [Моих], ибо он сам расскажет, что услышал о Ребенке Моем. Ведь он во сне увидел святого ангела, сказавшего ему, откуда Я зачала [во чреве]; осенило его сияющее видение, когда скорбел он в ночи, [разъясняющее] то, что печалило его. Поэтому-то и находится вместе со Мною Иосиф, разъясняющий, как сей Юный Младенец есть Предвечный Бог».

Икос 12 (Ρ): «Он расскажет все, что слышал; он ясно возвестит, что он сам видел – из небесного и земного: о случившемся с пастухами – как огненные [ангелы] вместе с земнородными возносили песнь; о вас, волхвах – как [вам] предшествовала звезда светозарная и путеводящая вас. Посему, оставив прежде реченное, расскажите нам, что происходит теперь с вами, откуда вы пришли, как вы уразумели, что явился Юный Младенец, Предвечный Бог

Икос 13 (Ω): Когда Сияющая [Дева] сказала все это [волхвам], светильники Востока ответили ей: «Ты желаешь знать, откуда мы пришли и как? Из земли Халдейской, где не говорят: «Бог Богов Господь»; из Вавилона, где не знают, Кто есть Творец того [огня], что они чтут. Там взошла и нас подвигнула [от почитания] огня персидского искра Младенца Твоего. Оставив всепожирающий огнь, мы созерцаем огонь просвещающий – Юного Младенца, Предвечного Бога».

Икос 14 (М): «Все суета сует. Но между нами нет никого, кто думал бы так; ибо одни заблуждают, а другие – заблуждаются. Почему, о Дева, мы и приносим благодарение Рожденному Тобой, через Которого мы избавились не только от заблуждения, но и от скорби во всех странах, через которые мы прошли; входя в земли невежественных народов, непонятных языков, и выходя оттуда, мы со светильником звезды находили, где родился Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 15 (Α): «Притом, когда мы имели этот самый светильник, мы обошли кругом весь Иерусалим, точно исполняя все, что было предсказано пророками, – ибо мы слышали, что Бог придет исследовать его; и со светильником мы обходили, желая видеть великую правду, – но не нашлась она, потому что отнят был у [Иерусалима] кивот, с которым прежде было связано его благополучие: древнее прошло, ибо все обновил Юный Младенец, Предвечный Бог».

Икос 16 (Ν): «Правда ли это, – сказала Мария волхвам, – что вы обошли весь Иерусалим, этот город – убийцу пророков? И как вам удалось безопасно обойти этот негостеприимный город? Как вы теперь скроетесь от Ирода, который вместо правосудия дышит убийствами?» Они же сказали Ей: «Дева, мы не скрывались от него, но посмеялись над ним; мы обошли всех, спрашивая: «Где родился Юный Младенец, Предвечный Бог?»»

Икос 17 (Ο): Когда Богородица выслушала это от них, Она сказала им: «Что же у вас спросили царь Ирод и фарисеи?». – «Сперва Ирод, потом, по его внушению, первые из народа Твоего тщательно выведывали от нас время явленной ныне звезды; а узнав, они – как будто не усвоили урок – не пожелали увидеть Того, о Ком старались [все] выяснить, ибо выяснявшим нужно [сначала достичь] созерцания Юного Младенца, Предвечного Бога».

Икос 18 (Y): «Несмысленные, они считали нас безумными и спрашивали нас: «Откуда и когда вы пришли? Почему не пошли обычной дорогой?» Мы же в ответ спрашивали их [о том,] что они [заведомо] знали: «Вы сами-то как прошли сквозь пустыню, через которую исходили [из рабства]? Сам Путеводивший [вас] из Египта и нас привел из земли Халдейской к Себе – тогда столпом огненным, теперь же звездою, указывающей на Юного Младенца, Предвечного Бога»».

Икос 19 (Ο): «Звезда всюду была нашей предводительницей, подобно как и для вас Моисей, держащий при себе жезл, просвещающий светом богопознания. Вас древле манна питала и камень напоял, а нас исполняла надежда на [познание Бога], так что теперь мы и не думаем не о том, каким трудным путем предстоит возвращаться в Персию, но желаем созерцать, покланяться и прославлять Юного Младенца, Предвечного Бога».

Икос 20 (Y): Так было сказано свободными от заблуждения волхвами, Чистая же все запечатлевала [в сердце Своем]; Младенец же подтверждал и их, и Ее слова, сохраняя утробу Той непорочной и после рождения и являя неустанными дух и поступь волхвов и после путешествия. Ибо никто из них не оставил своего труда, подобно тому, как не испытывал усталости Аввакум, [явившийся] Даниилу – ибо Явленный пророкам есть Тот же, Кто явился волхвам: Юный Младенец, Предвечный Бог.

Икос 21 (Μ): После всех этих рассказов, волхвы взяли в руки дары и поклонились Дару даров, Миру мир, принося Христу золото и смирну, и ливан, восклицая: «Прими дар трехсоставный, как и от серафимов – песнь Трисвятую; не отвергни их, как [жертву] Каина, но прими их в объятия, как приношение Авеля, ради Рождшей Тебя, посредством Которой родился нам Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 22 (N): Непорочная, видя новые и блистающие дары в руках приносящих и припадающих волхвов, [а также] звезду путеводяющую [и] пастухов воспевающих, умоляла Творца и Господа всего этого, говоря: «О, Чадо, принявший троицу даров, исполни три просьбы Рождшей Тебя: молю Тебя о [благорастворении] воздухов и о [изобилии] плодов земли, и о [спасении] живущих на ней. Яви милость Твою ко всем – ведь Ты родился от Меня, Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 23 (Ο): «Я ведь не просто Мать Твоя, о благоутробный Спаситель, и не только лишь питаю молоком Подателя молока, но Я умоляю Тебя за всех; Ты сделал Меня устами и похвалой всего рода Моего. Ибо вся Твоя ойкумена имеет Меня сильным покровом, стеной и утверждением. На Меня уповают изгнанные из рая наслаждения – что верну их [туда]. Дай всему [миру] познать, что Ты родился от Меня – Юный Младенец, Предвечный Бог!»

Икос 24 (Σ): «Спаси мир, Спаситель! – ведь для этого Ты пришел. Утверди все [создание] Твое, – ибо для этого Ты воссиял и Мне, и волхвам, и всему творению. Ибо, вот, волхвы, которым Ты явил свет Лица Твоего, припадая к Тебе, приносят дары золотые, прекрасные и весьма изысканные; Я на самом деле нуждаюсь в них, потому что Мне предстоит отправиться в Египет и бежать с Тобой, ради Тебя, Путеводитель Мой, Сын Мой, Творец Мой, Обогатитель Мой, Юный Младенец, Предвечный Бог!» Кроме процитированного, преподобный Роман написал еще два кондака на Рождество Христово: 1) из 17 икосов, с акростихом Τοῦ ταπεινοῦ ομανοῦ («Смиренного Романа») и проимием Ὁ πρὸ ἑωσφόρου ἐκ Πατρὸς ἀμήτωρ γεννηθείς· – Иже прежде денницы от Отца без матери Родивыйся…10 (в печатной Минее проимий и первый икос этого кондака включены в состав службы Собора Пресвятой Богородицы, на следующий день после Рождества); и 2) из 13 икосов, с акростихом Ὁ ὕμνος ωμανοῦ («Гимн Романа») и проимием Κατεπλάγη ωσήφ – Удивися Иосиф… (этот проимий в позднейших редакциях богослужебных книг, включая современные, использован в качестве богородична седальнов по первой кафизме воскресной службы 4-го гласа и некоторых последований Минеи; он также является частым подобном для многих седальнов)11.

Возможно, создание преподобным Романом Сладкопевцем сразу трех кондаков на Рождество Христово связано с древней традицией праздновать этот праздник три дня подряд. Следы этой традиции отражены в месяцеслове современной Следованной Псалтири, где рубрика о Рождестве Христовом сопровождается ремаркой: Пасха. Праздник тридневен, – а также в церковном календаре, где не только день Рождества, но и два последующих отмечены использованием красной краски. Во всяком случае, в Минее второй из трех кондаков, как уже было отмечено, связан со службой второго дня Рождества, а третий из них в византийских рукописях обозначается как кондак «попразднства».

Преподобному Роману принадлежит еще одно рождественское песнопение. Вероятнее всего, оно тоже изначально имело форму кондака – но нам оно известно как «стихиры». Это пространный гимн из 33 строф, не имеющий проимия (или утративший его), но сохраняющий постоянство размера от строфы к строфе, каждая из которых, что весьма существенно, оканчивается одним и тем же рефреном: «Благословен Рожденный Бог наш, слава Тебе!»12. В отличие от кондаков прп. Романа, которые вошли в позднейшие богослужебные книги лишь в форме небольших фрагментов, этому песнопению повезло несколько больше – будучи разделено на группы из пяти-шести строф, оно было использовано в качестве «стихир» предпразднства Рождества Христова. Доныне эти «стихиры», несколько переработанные и смешанные с написанными по их образцу аналогичными гимнами, приводятся в Минее в качестве песнопений на хвалитех с 20 по 24 декабря (ст. ст.) – это стихира Ангельские пред’идите силы (­ первая строфа в многострофном гимне прп. Романа) и «подобные» ей.

Источник: Свящ. Михаил Желтов. Греческие песнопения праздника Рождества Христова. (http://www.bogoslov.ru/text/2346647.html)

1. Церковно-славянский текст Минеи.

Кондак, глас 3: Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит: ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют: нас бо ради родися Oтроча младо, Превечный Бог.

Икос: Едем Вифлеем отверзе, приидите видим, пищу в тайне обретохом: приидите, приимем сущая райская внутрь вертепа. Тамо явися корень ненапоен, прозябая отпущение: тамо обретеся кладезь неископан, из негоже Давид пити древле возжадася. Тамо Дева рождши Младенца, жажду устави абие Адамову и Давидову. Сего ради к Нему идем, где родися Отроча младо, Превечный Бог.

2. Русский перевод П. Мироносицкого

КОНДАК, ИЛИ ПЕСНЬ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

1.

Того, Кто выше бытия,

Раждает ныне Дева,

И Неприступному земля

Вертеп, как дар приносит;

Хор ангелов, хор пастухов

Поет и славословит,

И мудрецы-волхвы идут,

Водимые звездой.

Родился, ради нас родился

Младенец малый,

Предвечный Бог.

2.

Эдемом ныне Вифлеем

Соделался: пойдем – и узрим!

Войдем в вертеп, и в тайне там

Мы сладость райскую обрящем.

Ненапоенный Корень там:

На нем растет для нас прощенье…

Там – неископанный Родник,

Откуда пить Давид преджаждал…

Там Дева, рождшая Дитя,

Адама жажду утоляет…

О, поспешим же мы туда!

Пойдем на место, где родился

Младенец малый,

Предвечный Бог.

3.

Кто был для Матери Отцем,

Ея стал Сыном добровольно;

Спаситель всех детей земных

Младенцем почивает в яслях…

И в размышлении о Нем

Родившая в себе глаголет:

О, что сие? Младенец мой!

Как в недра Ты мои вселился?

И как Ты естество мое

Приял из девственного лона?

Тебя я вижу, в пеленах

Повитого, и изумляюсь;

Свое млеко Тебе даю,

Но Дева – Я и есмь небрачна:

Ты девства цвет запечатлел,

Рожденный Девою нетленно

Младенец малый,

Предвечный Бог.

4.

«Всевышний Царь! Зачем сюда,

Зачем сошел в обитель нищих?

Создатель неба! для чего

С небес на землю снизошел Ты?

Ужели мил Тебе вертеп,

Ужель приятны эти ясли?

О, посмотри: Твоей рабе

Здесь нет ни места, ни приюта!

Приют убогий ей дала

Пещера, но и та – чужая.

Родился Сарре сын: за то

Ей дан удел земли великой…

А Мне с Тобою на земле

И малого угла не стало.

Один удел мне – сей вертеп,

В котором Ты, родясь, вселился,

Младенец малый,

Предвечный Бог.»

5.

Так Дева-Матерь про себя

Того о тайнах вопрошала,

Кому навек открыто все,

Что от людей навек сокрыто.

И слышит: вот волхвы пришли

И о Младенце вопрошают…

Пречистая с вопросом к ним:

«Поведайте Мне: кто – вы?»

Они же к Ней: «Скажи: кто – Ты,

Родившая Сего нетленно?

Кто Твой отец? Кто мать Твоя?

И как, безмужная, Ты стала

Млекопитательницей Сына?

Его звезду узревши, мы

Тотчас познали, что явился

Младенец малый,

Предвечный Бог.»

6.

«Надежно древний Валаам

Истолковал нам смысл речений, –

Пророчеств тайных точный смысл,

Самим же им произреченных.

Он дивно предсказал: «Звезда

В день он над миром воссияет»…

Звезда, что волхвованья все

И все гаданья упраздняет;

Звезда, что тайны мудрецов

Неразрешимые решает.

О, та Звезда во-столь светлей

Звезды, явившейся нам ныне,

Во-сколь светлей небесных звезд

Творец, создавший эти звезды.

И вот, как писано, Звездой

Нам от Иакова сияет

Младенец малый,

Предвечный Бог

7.

Волхвов предивным словесам

Внимает Дева Пресвятая.

Она к Младенцу Своему

Тотчас идет. И со слезами

К Нему склоняся, говорит:

«Велико все, что Ты соделал,

Что нищете моей Ты дал.

Смотри, вот мудрецы-волхвы

Тебя здесь, на чужбине, ищут!

Смотри, пришедшие цари

Взглянуть в Лицо Твое желают!

Они богаты, но Тебя

Улицезреть, как счастья просят:

Воистину они – Твои!

Они воистину – народ Твой!

Они – Твои, и ради них

Ты ныне на земле родился,

Младенец малый,

Предвечный Бог».

8.

«О, повели же им, как Царь

Велит подвластному народу:

Пускай сюда, под этот кров

Они войдут и все увидят, –

Богатство узрят в нищете,

И узрят в бедности величье.

Дитя! Мое богатство – Ты,

И похвала моя пред всеми!

Ты истина, Ты – благодать!

И ни пред кем я не стыжуся!

Пускай все просто здесь у нас:

Меня не беспокоит бедность.

Превыше всех сокровищ – Ты,

Мое сокровище… Пусть придут

Цари-волхвы и пусть опять

Меня вопросят: где родился

Младенец малый,

Предвечный Бог».

9.

Младенец Иисус Христос,

Воистину Господь и Бог наш,

Пречистой Матери словам

Внимает и ответ дает,

глубоких дум касаясь тайно:

«О, приведи сюда Ты тех,

Кого к Себе привлек Я Словом:

Давно взыскующих Меня,

Мое их Слово озарило.

Оно – для их очей звезда,

Оно – для разума их – сила.

И Мне служащая звезда

Дошла доселе с мудрецами;

Теперь же стала, указав

Лучом то место, где родился

Младенец малый,

Предвечный Бог.»

10.

«Прими же, Чистая, Ты тех,

Которые Меня прияли, –

Прияли, ибо в их умах

Я есмь, как есмь в Твоих объятьях.

Сюда совниду с ними Я,

Тебя отнюдь не оставляя…»

И Дева, отверзая дверь,

Союз царей-волхвов встречает.

Пречистая открыла дверь,

Сама быв Дверью заключенной,

Пречистая отверзла дверь,

Сама быв Дверью не отверстой

И охранительной стеной

Сокровищ девства – чистоты.

Волхвам-царям отверзла дверь

Сама, от коей Дверь родилась –

Младенец малый,

Предвечный Бог.

11.

Вошли в вертеп цари-волхвы,

Внутрь обиталища стремятся…

Они увидели Христа

И, словно трепетом объяты,

Глядят они на Деву-Мать

И на Обручника взирают.

И в страхе Деве говорят:

«Младенец Твой неродословен!..

Но как Обручника мы здесь,

В Твоем жилище видим, Дева?

Твое пречисто Рождество,

Твое зачатие нетленно!

О, не подвергнись клевете

И Ты, и Он, с Тобою сущий!

Толпа завистников следит

И испытует, где родился

Младенец малый,

Предвечный Бог».

12.

Мария им ответ дает:

«Волхвы, узнайте: мой Обручник

Здесь для того, чтоб злых речей

Для всех живым быть обличеньем.

Он сам поведает о том,

Что о Младенце свыше слышал,

Когда во сне ему святой

Явился Ангел, открывая

Зачатия святую тайну.

Так, в ночь ту ангельским огнем

Попалены его сомненья:

Прияв меня, отныне он

Благовествует, что явился

Младенец малый,

Предвечный Бог».

13.

«Он вам поведает о том,

Что привелось ему услышать,

И ясно возвестит о том,

Что первый он узрел той ночью:

О том, что было в небесах,

И на земле что видно было,

О пастырях расскажет он,

О том, как вместе песнь воспели,

Земные – в поле, возле стада,

И в небе – огненные видом.

Расскажет и о вас, волхвах,

Как светозарная звезда

Текла пред вами всю дорогу

И привела вас в Вифлеем.

Итак, пророчества оставив,

Поведайте нам о себе, –

О том, теперь что с вами было?

Кто вы? – скажите нам: и как

Узнали вы, что здесь родился

Младенец малый,

Предвечный Бог».

14.

Так Дева светлая волхвов

Спросила. Светочи востока,

Тотчас ответствуя, сказали:

«Откуда мы, Ты хочешь знать?

И как сюда, к Тебе пришли мы?

Идем мы от Халдейских стран, –

Оттуда, где не знают люди,

Что «Бог – Един богов Господь!»

Из древних стран мы Вавилона:

Там люди почитают свет,

А света Кто Творец, – не знают!

Там искра Сына Твоего

У нас сверкнула над главами

И от персидского огня

Чудесно нас освободила.

Не тот теперь, всеядный огнь,

Огонь другой нас озаряет –

Младенец малый,

Предвечный Бог».

15.

«Все суета сует… но кто

О том из смертных размышляет?

В прельщение одни ведут,

Легко прельщаются другие.

Но, Дева, Сыну Твоему

Благодаренье буди, буди!

От обольстительных сетей

Он нас избавил и от муки,

Гнетущей мрачные края,

Где мы путь дальний совершали, –

Края безбожных тех людей,

И тех языков непонятных,

Где мы за светочем звезды

Пошли с вопросом: где родился

Младенец малый,

Предвечный Бог».

16.

«И вот мы со звездой дошли

До самого Ерусалима…

И обошли весь город мы,

Ища усердно изъясненья

Пророчеств древних. Ибо нам

Открыто, что Сам Бог приидет

И со светильником Своим

Ерусалим пройдет дозором1:

Так, за светильником мы шли,

Узреть желая Суд великий.

Увы! не найден, унесен

Святой Кивот Ерусалима,

И с ним навек сокрыто все,

Что в нем прекрасного таилось!

Так древнее мимоидет,

И ныне все являет новым

Младенец малый,

Предвечный Бог.»

17.

Ей! буди! верных мудрецов

Мария слово утверждает.

И снова к ним: «Ерусалим,

Град, избивающий пророков,

Вы весь прошли, но как же там

Вы вражьей злобы избежали?

Как вы от Ирода ушли?

Он – беззаконник, и убийством

Он дышит!.. Ей волхвы в ответ:

«От Ирода мы не бежали,

Его ульстили словом мы,

Когда повсюду мы ходили

И всем, и всем один вопрос

Мы предлагали: где родился

Младенец малый,

Предвечный Бог.

18.

Внимая повести волхвов,

Мария снова вопрошает:

«Скажите: что желали знать

От вас царь Ирод, фарисеи?» –

«Сначала спрашивал нас царь…

Потом первейшие в народе

По зову царскому сошлись

И точный нам допрос чинили:

Когда чудесная звезда,

В какое время нам явилась?

Но и узнавши, не прозрели, –

Не устремились лицезреть

Того, о Ком узнать хотели –

Кого стремились мы узреть!

Того, Кто ныне перед нами:

Младенец малый,

Предвечный Бог».

19.

«Считая нас за простецов,

Они, безумцы, вопрошают:

– «Откуда вы и как пришли?

Как по неведомым стезям

Вы путь далекий совершили?»

Но, им ответствуя, и мы

Вопрос обратный задавали…

Мы им сказали: «Прежде нас

Как вы в пустыне путь свершили,

И как ее вы перешли? –

Тот, Кто привел вас из Египта,

Нас из халдейских стран привел.

Тогда Он вел столпом горящим,

А ныне – светлою звездой,

Туда влекущей нас, где Он, –

Младенец малый,

Предвечный Бог.

20.

«Там вел жезлом вас Моисей,

Сиявший светом Богознанья,

Мы – за звездой своей идем…

Вас древле манна насыщала,

Скала вам воду источала,

А нас надежда наполняла.

Питаясь радостью о Нем,

Мы вспять домой не возвращались,

Но шли неведомым путем,

Одним влекомые желаньем:

Узреть Его, и поклониться,

И воспрославить, ибо Он,

Младенец малый, –

Предвечный Бог».

21.

Волхвы рассказ правдивый свой

Закончили… И Пресвятая

Запечатлела в сердце все,

Что Сын и Бог Ее соделал

Как для Нее, так и для них:

Родившийся из лона Девы

Нетленной Деву сохранил;

Волхвы же, путь свершив далекий,

Не утомили ясный ум,

И стоп своих не утрудили…

Как к Даниилу Аввакум

Неутружденною стопою

Пришел2, так точно и они

Трудов пути не ощутили.

Пророками Кто явлен был,

Тот ныне Сам волхвам явился –

Младенец малый,

Предвечный Бог.

22.

И вот, окончив свой рассказ,

Волхвы дары свои приемлют,

И, на руках подняв, идут

И, долу поклонясь, приносят

Даров всех Дару и Миру мир,

И злато, и ливан, и смирну,

И говорят: «трехцветный дар

Прими от нас, как Серафимов

Приемлешь трисвятую песнь.

О, не отринь его, как древле

Ты жертву Каина отверг,

Но так, как Авелеву жертву,

Руками Матери прими,

От Коей Ты для нас родился,

Младенец малый,

Превечный Бог!»

23.

Все было ново, все светло,

Что Пресвятая созерцала:

Волхвы с дарами на руках

И пред Христом их поклоненье;

И путеводная звезда,

И пастухи с хвалебным гимном…

Тогда Сама Она с мольбой

К Всеведцу-Сыну припадает:

«Мой Сын! Приявши дар тройной,

Три просьбы Матери исполни:

За воздух Я Тебя молю,

Молю Я за плоды земные,

Молю за жителей земли!

О, ниспошли благословенье

Ты всем молитвою Моей:

Для всех Ты от Меня родился,

Младенец малый,

Предвечный Бог.

24.

Мой Сын, о благосердный Мой!

Тебе Я Матерь для того ли,

Чтоб лишь млеком Тебя питать,

Питать Творца млекопитанья?

Я обо всех Тебя молю!

Во Мне обрел весь род людской

Свои уста и заступленье;

Во Мне вселенная нашла

Покров, и щит, и огражденье.

Ко Мне возводят очи те,

Кого из рая Ты изринул…

Ты обратишь и их к Себе,

Чтобы пришли они в познанье,

Что и для них рожден Ты Мной,

Младенец малый,

Предвечный Бог».

25.

«Для мира ныне Ты пришел,

Спаси же мир весь, о Спаситель!

Твоим да будет все, что есть,

Все, для чего Ты воссиял нам –

Волхвам и Мне, – всему творенью.

Ты свет лица волхвам явил,

И вот к Тебе они припали

И принесли свои дары, –

Дары цены необычайной

И небывалой красоты.

Они в пути нам будут в помощь:

В Египет ныне надлежит

Бежать с Тобой и для Тебя,

Мой Вождь, мой Сын, мой Избавитель,

Чудесный мой Обогатитель,

Младенец малый,

Предвечный Бог.

Конец и Богу слава.

Источник : «Приходское чтение», 1912, № 33.

3. Русский перевод диак. Сергия Цветкова (впоследствии иером. Иакова).

Кондак, глас 33:

Ныне Дева Превысшаго всякаго существа раждает, a земля неприступному приносит вертеп; ангелы вместе с пастырями славословят, волхвы же по звезде (по указанию звезды) путешествуют: ибо для нас родился новый Младенец, Превечный Бог.

Икосы:

1) (Τὴν) Вифлеем открыл (нам) Едем, – приидите, увидим; мы нашли наслаждение в скрытном (месте), – приидите, получим райское (веселие) внутри пещеры: там явился Корень ненапоенный (влагою), произращающий прощение; там явился Кладезь неископанный, из котораго прежде сильно желал пить Давид; – там Дева, родившая Младенца, тотчас утолила жажду Адама и Давида. Посему приидем к сему (месту), где родился Младенец новый, Превечный Бог!

2) (Ὁ) Отец, по благоизволению, соделался Сыном Матери, Спаситель детей возлежал в яслях Дитятею. Познав Его, Родительница говорит: «Что это, Дитя (Мое)! (Скажи Мне), как Ты всеялся в Меня, и как возродился во Мне? Вижу Тебя, утроба (Моя), и ужасаюсь; ибо млеком питаю, – и есмь небрачная; и хотя вижу Тебя в пеленах; но, вместе с тем, созерцаю девство Свое запечатанным; так как Ты сохранил оное, благоволив родиться (от Меня), Младенец новый, Превечный Бог».

3) (Ὑψηλὲ) «Вышний Царю! Что Тебе с бедными? Творец небес! Для чего пришел Ты к земным, возвеселился в пещере и возрадовался в яслях? Вот, рабе Твоей нет места в этом жилище; – не говорю, – места (только), но нет пещеры; потому что и эта самая – чужая. Подлинно и Сарре, родившей дитя, дарована была в насдедие обширная земля: у Меня же неть (в наследие Мне) и теснаго ложа (ϕωλεὸς); Эту пещеру нашла Я, в которой Ты обитаешь по изволению Своему, Младенец новый, Превечный Бог».

4) (Τὰ) Говоря тайно (Сама с Собою) такия слова, и усердно моляся Ведущему тайное, Дева слышит о волхвах ищущих Младенца, и тотчас (восклицает) к ним: «Что вы?» Α они к Ней: «Кто Ты родившая? Как Ты Такого родила? Кто отец Твой, и кто Ты родившая, – потому что соделалась Материю и Питательницею Сына не имеющаго (земнаго) отца? Мы, видев звезду Его, уразумели (συνήκαμεν), что явился Младенец новый, Превечный Бог».

5) (Ἀκριβῶς) «Подлинно, достоверно передал нам Валаам смысл слов, которыми пророчествовал, сказав, что имеет явиться звезда, уничтожающая своиме светом свет всехь гаданий и предвещаний, звезда разрешающая притчи мудрецов, их изречения и загадки (Чис. 24:17); звезда, которая несравненно светлее видимой звезды; она как бы творец всех звезд; об ней предсказано было, что возсияет от Иакова Младенец новый, Превечный Бог».

6) (Παραδόξων) Как скоро услышала Мариам чудныя сии слова, поклонившись Рожденному от Нея, со слезами говорила: «Велико для Меня, Чадо, – велико все, что сделал Ты с бедностию Моею. Ибо, вот, волхвы вне ищут Тебя; цари восточных (народов) домогаются видеть Лице Твое, и богатые в народе Твоем сильно желают видеть Тебя. Ибо действительно Твой – сей народ, для котораго Ты родился, Младенец новый, Превечный Бог».

7) (Ἐπειδὴ) «Поелику же (это) народ Твой, Чадо, то повели им, да приидут под кров Твой, и да увидят нищету богатую, и честную бедность; Я же имею Тебя (Своим) богатством и похвалою, почему и не стыжусь; – в Тебе благодать и истина4. Благоволи же ныне войти им в (сие) жилище Твое: Я нимало не забочусь ο бедности (Своей), ибо Я обладаю Тобою, как сокровищем, которое цари приходили видеть; ибо цари и волхвы искали, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

8) (Ἱησοῦς) Иисус Христос, по истине и Бог наш, таинственно прикоснулся к мыслям Матери Своея, говоря: «Введи тех, которых Я привел словом (Своим); ибо слово Мое есть то, которое возсияло ищущим Меня: оно по виду – звезда, но для разумеющаго есть сила. Она шла вместе с волхвами, как служащая Мне, и доселе еще стоит она, исполняя служение свое, и (своим) лучем показывает место, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

9) (Νῦν) «Итак, приими теперь, Непорочная, приими принявших Меня; между ними как бы Я в объятиях Твоих: но Я не удалился от Тебя, – и к ним сошел». И она отверзает двери, и принимает собрание волхвов: отверзает двери Дверь непроходимая, в которую Един Христос прошел; – отверзает двери Дверь заключенная, и ничего не украдено когда либо из сокровищь (девственной) Ея чистоты; – отверзла дверь Она сама, от которой родилась Дверь (спасительная), – Младенец новый, Превечный Бог.

10) (Οἱ) И волхвы взошли скоро в жилище, и видя Христа, ужаснулись, когда увидели и Матерь Его, и обрученника Ея, и в страхе сказали: «Сей есть Сын без родословия. И как, (скажи нам) Дева, мы видим теперь обрученника в жилище Твоем? Рождение Твое не имело ли порицания; не было ли поносимо пребывание Иосифа в сожительстве с Тобою? Множество Ты имеешь ненавистников, выведывающих, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

11) (Ὑπομνήσκω) «Объясняю вам» сказала волхвам Мария, «для чего имею Иосифа в жилище моем: для обличения всех поносителей (Моих); ибо он сам разскажет, чтó услышал о Сыне Моем; ибо он во сне видел святаго ангела, который говорил ему, откуда Я зачала (во чреве): его, скорбнаго, просветил ночью Божественный огнь (о том), чтó его печалило. Посему-то живет со Мною Иосиф, объясняющий, кáк сей новый Младенец есть Превечный Бог».

12) (Ῥητορέυσι) «Он разскажет все, чтó слышал; он ясно возвестит, чтó прежде он видел, – из небеснаго и из земнаго5, чтó от пастырей, как вместе с земнородными прославляли песнями (Бога) огненые духи (ангелы); – о вас, волхвах, как (вам) предшествовала звезда светозарная и путеводящая вас. Посему, оставив прежде реченное, разскажите нам, чтó ныне было вам, откуда пришли (сюда), как вы уразумели, что явился новый Младенец, Превечный Бог».

13) (Ὡς) Как скоро чистая (Дева) говорила, об этом им, (волхвам), эти светильники Востока Ей сказали: «Ты желаешь знать, откуда мы пришли и как? Из земли Халдейской, где не говорят: Бог Господь богов; – из Вавилона, где не знают, кто Творец света, который они чтут. Там взошла и нас подвинула (от почитания) огня персидскаго искра Младенца Твоего; оставив всепожирающий огнь, мы созерцаем теперь Огнь просвещающий6: Младенца новаго, Превечнаго Бога».

14) (Ματαιότης) «Bсe суета сует. Но между нами нет никого так размышляющаго: ибо одни заблуждают, а другие заблуждаются. Почему, Дева, благодарение мы приносим рождению Твоему, чрез которое мы избавились не только от заблуждения, но и от скорби во всех странах, которыя мы прошли, у всех безбожных народов, неизвестных нам языков, проходя землю, и отходя ее, со светильником звезды (сей), отыскивая, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

15) (Ἀλλ’) «Притом, когда мы имели сей самый светильник, мы обошли кругом весь Иерусалим, отыскивая точнаго (исполнения) пророчества; ибо мы слышали, что приидет Бог изследовать оный (Иерусалим) (Соф. 1:12), и со светильником мы проходили, желая видеть великую правду; но не нашлась она, потому что отнят был кивот его, с которым прежде соединялось его благополучие: древнее прошло, ибо все обновил новый Младенец, Превечный Бог».

16) (Ναὶ) «Подлинно ли»! – говорит Мария сим верным (мужам), – «вы обошли кругом весь Иерусалим, тот самый пророко-убийственный город? И как вы безопасно прошли этот всем неприязненный город? Как опять вы скроетесь от нечестиваго Ирода, дыщущаго убийствами? Они же сказали ей: «Дева, мы не скрылись от него, но посмеялись над ним (ἐπαίξαμεν); мы обошли всех, спрашивая, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

17) (Ὅτε) Когда Богородида выслушала это от них, сказала им: «О чем спрашивал вас царь Ирод и фарисеи»? – «Сперва Ирод; потом, по его внушению, первые из народа Твоего тщательно выведывали от нас время являющейся ныне свезды; а узнавши, они, – как бы ненаученные, не пожелали видеть Того, Котораго старались узнать, так что спрашивающим необходимо было (самим) изследовать о новом Младенце, Превечном Боге».

18) (Ὑπενόουν) «Несмысленные, они считали нас безумными, и спрашивали нас: Откуда и когда вы пришли? Почему не пошли всем известным путем? Мы же взаимно спрашивали их (о том),чтó они знали, (говоря им): От чего, прежде сего, вы еще скорее совершили путешествие по великой пустыне, чрез которуго проходили? Путеводивший выходцев из Египта, Он Самый привел и ныне (нас вышедших) из земли Халдейской к Себе, – тогда столпом огненным, ныне же звездою, показующею новаго Младенца, Превечнаго Бога».

19) (Ὁ) «Звезда постоянно была нашею предводительницею, подобно как для вас Моисей, держащий при себе жезл, просвещающий светом Богопознания; вас древле манна питала и камень напоял, а нас исполняла надежда на сие; не желали бы мы теперь, насладившись радостию сего, возвратиться в Персиду, по совершении такого труднаго пути, – мы, желающие созерцать, покланяться, и славить новаго Младенца, Превечнаго Бога».

20) (Ὑπὸ) Так было сказано свободными от заблуждения волхвами; Непорочною же все сие напечатлевалось (в сердце Ея), между тем как был при сем (Божественный) Младенец, указующий о Матери (Своей), после Ея, рождения, – на девственную чистоту Ея, а о волхвах – их неодолимый дух, равно как и самое путешествие. Ибо никто из них не оставил своего труда, подобно как не чувствовал труда Аввакум пришедший к Даниилу (пророк к пророку); ибо Явившийся пророкам, – Он Самый явился и волхвам, Младенец новый, Превечный Бог.

21) (Μετὰ) После всех сих разсказов их, волхвы взяли в руки дары, и поклонились Дару даров и Миру миров, с золотом и смирною. Потом и ливан Христу принесли, вопия: «Приими дар тревещественный, как Серафимскую трисвятую песнь: не отвергни их (дары) как Каиновы (жертвы), но приими их в объятия, как Авелево приношение, ради Рождшей, от Которой нам родися Отроча младо, Превечный Бог»7.

22) (Νέα) Непорочная, видя новые и блестящие дары в руках волхвов приносящих и припадающих, звезду путеводящую, пастырей поющих, молилась Ведцу всего сего и Господу, говоря так: «Ты Чадо Мое, принявший три дара, исполни три прошения для Рождшей Тебя: молюся Тебе ο (благорастворении) воздухов, о (изобилии) плодов земли и о (спасении) живущах на ней, яви милость Твою ко всем; потому что Ты родился от Меня, новый Младенец, Превечный Бог».

23) (Οὐκ) «Ибо не просто Твоя Я Матерь, Благоутробное Чадо, и не потому, что питаю млеком Подателя млека; но за всех Я умоляю Тебя; Ты соделал Меня устами и похвалою всего рода Моего. Ибо вселенная Твоя имеет Меня сильным покровом, стеною и утверждением; на Меня взирают прежде изгнанные из рая Твоего: даруй им когда нибудь познать, что от Меня родился Ты, Младенец новый, Превечный Бог».

24) (Σῶσον) «Спасителю! Спаси мир, – для него Ты пришел; утверди все (создание) Твое; ибо для сего Ты возсиял Мне, и волхвам, и всей твари: ибо, вот волхвы, которым явил Τы свет Лица Твоего, припадая к Тебе, приносят дары златые, прекрасные и весьма изысканные; ибо Я нуждаюсь в них, потому что намереваюсь отправиться в Египет, и бежать с Тобою, для Тебя, Путеводитель Мой, Сын Мой, Избавитель Мой, Обогатитель Мой, Младенец новый, Превечный Бог»!

Источник : Кондаки и икосы св. Романа Сладкопевца на некоторые дни святым, некоторые дни недели, некоторыя недели, на двунадесятые праздники и на каждый день страстной седмицы, и стихиры его же на предпразднственные и попразднственные дни пред Рождеством Христовым и по Рождестве Христове. / Перевод Диакона Сергия Цветкова. – М.: Типография Л. Ф. Снегирева, 1881. – С. 33–39.

ИСТОЧНИК http://kresthram.cerkov.ru/2018/01/08/s-rozhdestvom-xristovym-2/

ЧРЕЗ ЖИЗНЕННУЮ ГОЛГОФУ К ВОЗДВИЖЕНИЮ НОВОГО ХРАМА

О том, как преуспевающий портной стал бедным батюшкой

Мой отец умер в июле 2000-го в домике в дачном поселке, что неподалеку от железнодорожной станции, и на 40-й день я узнал, что в бывшем деревянном мебельном павильончике недалеко от вокзала открылся приход, ‒ туда и отнес продукты на панихиду. Несколько старух на клиросе, столько же и на службе, самодельные деревянные подсвечники, фанерный иконостас, алюминиевая Чаша для Причастия… Молодой худощавый голубоглазый священник поразил истовой службой и яркой, глубокой проповедью. Он говорил с опущенным долу взором, и подумалось, что он читает с листа, но я ошибся, он «читал» мысли своего любящего Господа сердца. «Как же он будет здесь служить, с десятью бабушками, в такой бедности и неустроенности?..» ‒ подумалось тогда. Но я глубоко заблуждался…

В электричке, по дороге на станцию Бобрик Броварского района под Киевом, где 21 ноября с.г. в новом храме был престольный праздник в честь Архистратига Божьего Михаила и первая литургия, вспоминалась та самая далёкая встреча с отцом Владимиром Латынником в 2000-м году. С тех пор минуло 17 лет…

Отец Владимир за чаем иногда рассказывал: в детстве, в сельском храме, он смотрел на священников как на небожителей. Более всего нравились священнические облачения. «Самые красивые одежды на земле, ‒ думал про себя маленький Вова. – Как бы мне хотелось иметь такие! Но ведь их носят лишь священники…». Его никто особо не воцерковлял и духовно не развивал, но мальчик «полюбил Боженьку», как он выражался, и «любимый Боженька» всегда был пред его мысленным взором. А сельский храм, возле которого он рос, казался ему Небом на земле. Он уже вырос, отслужил в армии, получил специальность портного мужской одежды, работал в престижном столичном доме моды и хорошо зарабатывал. Женился и стал жить в Киеве. В своем любимом с детства храме появлялся лишь по большим праздникам. А на церковные службы стал регулярно ходить в лихие 1990-е, когда распался Союз и на Украине царили хаос, бедность и криминальный беспредел. Народ из Киева ехал на заброшенные колхозные земли сажать картошку, бывшие советские рубли заменили смахивающие на конфетные фантики, ничего не стоящие украинские «купоны», из-за бурной инфляции «десятки» превратились в обесцененные «сотки» и «тысячи». Пришлось и молодой семье вернуться в село, к родителям жены. Родился сынок, стали строить дом, и, узнав, что в соседнем селе возводится храм, помогали и там. Вскоре он ошарашил супругу, сообщив, что намерен принять диаконский сан и служить в этом храме соседнего поселка. Что в скором времени и сбылось.

Вскоре он ошарашил супругу, сообщив, что намерен принять диаконский сан

Более года прослужил он диаконом, пока председатель сельсовета не обратился к нему с вопросом: «А почему бы в нашем селе Шевченково не зарегистрировать православный приход?» И рассказал, что в его родной деревне, затопленной в 1960-х годах искусственным Киевским морем, был храм в честь Архистратига Божьего Михаила, красивый, пятикупольный. «Может, возродить его у нас?» «Меня будто током ударило от этих слов!.. – делился воспоминаниями батюшка. ‒ Кто, как не покровитель небесного воинства Архангел Михаил, поможет здесь воздвигнуть церковь!» Сказано – сделано. Собрали подписи, зарегистрировали новый приход, и голова сельсовета предоставил новосозданной общине заброшенный мебельный неотапливаемый магазинчик, на выезде из села, где никогда не было храма. Диакона Владимира к тому времени рукоположили во иереи.

Начало «нулевых» также экономическими успехами не блистало. В храме в канун воскресенья стояло 2-3 старушки, на литургию приходило сперва человек 10-15. Зато в алтаре стал помогать подрастающий сын Марк, а за ним потянулись и его одноклассники. О. Владимир терпеливо продолжал служить. В зимнее время электрообогреватели не спасали, в жару – и вентилятор не помогал. Село присматривалось к новому священнику, судачили и, как водится, «перемывали косточки». Время шло: похороны сменялись крестинами, батюшку приглашали на освящение новопостроенных домов, молодежь желала венчаться, и участливое слово священника не оставляло равнодушными. После каждой службы отец Владимир обходил сельские дома с запасными дарами, причащал немощных стариков и болящих. Община понемногу возрастала. И священник все более приобретал авторитет среди людей.

Вечерами он подолгу останавливался у пустыря возле школы. Вот бы здесь храм построить! Смотрел на вечернее звездное небо, восходящую луну, молился иерей… К удивлению верующих, пустырь, на который претендовали различные новоявленные коммерсанты, вдруг нежданно передали православной общине. Радости не было предела!.. За год подготовили стройплощадку. А тут и спонсор появился, раб Божий Константин: «Давай, отец, хоть фундамент зальем!» ‒ предложил.

Горе. Испытание веры

Фундамент залили в 2008-м. Целый год собирали деньги, чтобы начать строительство. Как-то июльским вечером с матушкой Ларисой и 15-летним сыном Марком обсуждали, каким будет их «красавец-храм». Наутро в дом ворвалась страшная беда: их единственный сын, надежда, любовь и радость, был насмерть сбит проходящим поездом…

В тот же вечер закрытый гроб уже стоял в доме священника, звучала заупокойная Псалтирь, и стайка растерянных одноклассников утирала бегущие по щекам слезы: красавец Марк, лучший футболист и надежный товарищ, погиб… Похоронная процессия протянулась через все село, возле школы звучали прощальные речи, ребята звонили в колокольчик – последний звонок, которого Марк так и не услышал…

Ночью перед рассветом убитые горем священник с матушкой спешили в церковь: о. Владимир ежедневно служил заупокойные литургии в пустом храме. Лишь Господь знает, сколько воздыханий и слез пролилось на этих службах. Но души в молитвах укреплялись. Господь утешал. Как-то после службы он задремал и увидел во сне дорогого Марка, ведущего за руки двоих детишек: «Это вам, папа…». Священник проснулся в слезах и тревоге, молвил: «Невозможно это, Маркуша, мама после онко-операции детей иметь не может…». И перекрестился со вздохом…

Потом были паломничества по святым местам, и снова – молитва, молитва, молитва…

Через год и далее…

Да, ровно через год, в начале июля 2010 г., день в день гибели сына, Господь послал семье священника младенца. Когда матушка забеременела, врачи не верили своим глазам – это противоречило всем физиологическим нормам и показателям. Но невозможное для человека возможно Богу! Мальчика нарекли Иеронимом, в честь Блаженного Иеронима Стридонского (†420), память которого выпадала на эти памятные, но и счастливые для семьи священника дни.

В день памяти этого святого также состоялась закладка первого камня и памятной капсулы при освящении места строительства храма. После этого сельский голова пожертвовал на храм первую партию кирпича. «Это хорошо, ‒ думал о. Владимир. – Но это ведь капля в море! А где взять остальные, десятки и сотни тысяч гривен?» И снова – усиленная молитва. На каждой службе он обращается уже к значительно возросшей пастве с просьбой святых молитв. «Молитесь так, чтобы небо покраснело!» ‒ полушутя, полусерьезно взывал батюшка. И вот, в один прекрасный день знакомый привел на стройплощадку неизвестного молодого человека, который внимательно осмотрел объект. А потом сказал: «Вышлите банковский счет, я перешлю вам нужную сумму». И пожелал остаться неизвестным. И снова о. Владимир убедился: Господь помогает, не оставляет, значит, главное – Его не оставлять…

И так было неоднократно: в самый трудный период, когда средства заканчивались, Господь посылал новых жертвователей. Это действительно было чудом!

А тут и новая милость Божия – матушка опять готовится к родам! На этот раз – девочка! В Крещении нарекли Эрмионией. Тот сон оказался пророческим…

В 2014-м разразилась «революция достоинства», вспыхнули военные действия на Востоке страны, наступил тяжелый экономический кризис. Казалось, в этих условиях достроить храм нереально. А тут еще подогретые «революцией» активисты пришли с угрозами: переходите в патриотичное «УПЦ-КП» Филарета, иначе храм отберем! Не один час ушел на беседы, поклонники раскольника-«патриарха» отступили. С утра до вечера о. Владимир с прихожанами пропадал на стройке.

Уже и крыша перекрыта, и купола готовы, установлен обогревательный котел, постелен плиточный пол с водяным подогревом. С ранней весны 2017-го до осени длились отделочные работы, церковный двор укладывался мозаичным кирпичом, спешили закончить к 21 ноября. Успеть бы!..

И, вот, приближается престольный праздник – память Архистратига Божьего Михаила и прочих Небесных сил бесплотных. Буквально накануне прибыли заказанные паникадила и резной иконостас. «Это сам Архистратиг помог!» ‒ говорили удовлетворенно помощники о. Владимира.

В этот долгожданный ноябрьский день к красавцу храму потянулись сельчане, приехали священники и прихожане из соседних сел. Праздничную икону на аналое украшал изысканно сложенный венок из осенних цветов. Батюшка, казалось, парил во время службы.

После литургии и благодарственного молебна он рассказал с амвона, какими трудными были эти восемь лет строительства. И с благодарностью поклонился прихожанам, которые, как верное стадо, со слезами взирали на своего пастыря, любимого батюшку.

В заключение протоиерей Владимир резюмировал: «Дорогие братья и сестры! Ведь это не мы, а Господь построил храм, Он нам все подавал по молитвам Архистратига Михаила. А мы только прикладывали свои старания. Будем же благодарны Ему за это всю нашу жизнь!»

 

Автор: Сергей Герук
Фото автора

 

Источник: ЧРЕЗ ЖИЗНЕННУЮ ГОЛГОФУ К ВОЗДВИЖЕНИЮ НОВОГО ХРАМА

ТРИ ПОДВИГА БОГОРОДИЦЫ

Слово святителя Серафима (Соболева)

на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы

Пречистая Божия Матерь ублажается Церковью земною и небесною как Славнейшая Серафимов и Честнейшая Херувимов. Так почитается Она потому, что получила от Бога великую и безподобную сравнительно со всеми разумными тварями благодать быть Матерью Самого Бога, Второй Божественной Ипостаси.

Но вот на что в данный момент мне хотелось бы обратить ваше внимание, мои возлюбленные о Христе чада. Слово Божие и Святые Отцы Церкви свидетельствуют, что не даром Пречистая Дева Мария получила от Бога эту благодать, а за Свои великие духовные подвиги. Самым первым из них и было введение Ее во храм трехлетнею Отроковицею, что ныне празднуется Святой Церковью.

Некогда ко Христу подошел один юноша и спросил Его: Что сделать мне доброго, чтобы иметь Жизнь Вечную? Иисус ответил: Если же хочешь войти в Жизнь Вечную, соблюди заповеди. <…> Юноша говорит Ему: Все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; <…>и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью; потому что у него было большое имение (Мф. 19, 16–17, 20–22). На этот путь совершенства стали ученики Христа. Ради Него они отреклись от мира и всецело отдались Господу, чтобы Одному Ему принадлежать и ради Него только жить на земле. Но они это сделали в зрелом возрасте. Дева же Мария отреклась от мира и всех его радостей в трехлетнем возрасте. Этот подвиг Eе был не чем иным, как иночеством, явлением изумительным не только для людей, но и для Ангелов, и которого среди женского пола совсем не существовало в Ветхом Завете. Вот почему в ответ на размышления известного в России великого подвижника Киево-Печерской лавры иеросхимонаха Парфения, кто была первою инокиней, ему явилась Пречистая Божия Матерь и сказала: «Я была первой Монахиней».

Как свидетельствует Слово Божие и церковное предание, Пречистой Деве Марии был присущ и другой великий подвиг – христианского несения скорбей. Как много их было в Eе жизни, и как рано они у Нее начались! Еще не родился Господь, а сердце Пречистой Девы Марии было поражено страшной скорбью. Когда Она зачала нашего Спасителя от Святаго Духа, праведный Иосиф стал помышлять, что Дева Мария непраздна от соединения с кем-либо из людей, и, не желая причинить Ей какое бы то ни было зло, хотел тайно удалить Ее из своего дома. Трудно было Самой Пречистой Деве Марии свидетельствовать о Своей невинности и Своей ангельской божественной чистоте. И Она, несомненно, тяжко страдала от этого подозрения Своего обручника. Потребовалось особое Божественное вмешательство, чтобы освободить Пречистую Деву от этого весьма тяжкого скорбного бремени. Ангел Божий явился во сне Иосифу и сказал ему: Иосифе, сыне Давидов, не убойся прияти Мариам жены твоея: рождшее бо ся в ней, от Духа есть Свята: родит же Сына, и наречеши имя Ему Иисус: Той бо спасет люди Своя от грех их (Мф. 1, 20–21).

Как только родился Господь, у Пречистой Девы Марии появилась новая тяжкая скорбь. Ирод послал в Вифлеем убийц, чтобы погубить родившегося Христа. Деве Марии с Божественным Младенцем и праведным Иосифом пришлось бежать в Египет. Как свидетельствует церковное предание, во время этого бегства на святую семью напали разбойники и она чуть было не погибла.

Скорбна была жизнь Пречистой Девы Марии и при воспитании Христа, ибо Ей приходилось все Самой делать по домашнему хозяйству и даже зарабатывать Себе насущный хлеб для пропитания и Себя, и Своего Божественного Младенца. Церковное предание говорит, что Она весьма искусно ткала золотом по шерстяной материи и шила церковные одежды. При распятии Христа воины не разодрали Его верхней одежды – так необыкновенно художественно она была выткана пречистыми руками Девы Марии.

Но особенно тяжелые скорби начались для Нее, когда Господь выступил на общественное служение, когда книжники и фарисеи не раз пытались в своей ужасной злобе убить Его. Эти скорби Божией Матери дошли до самых крайних пределов на Голгофе, у подножия Креста Господня, когда исполнилось во всей силе над Нею пророчество праведного Симеона о прохождении оружия через Ее сердце.

Удивительно, что и после Своей кончины, восприявшая блаженство и безподобную славу на Небесах, Пречистая Божия Матерь не может освободиться от скорби: Она скорбит о нас, о наших грехах, почему святой Андрей, Христа ради юродивый, видел Ее в константинопольском Влахернском храме, как Она обливалась слезами, осеняя молящихся Своим омофором.

Но больше всех подвигов, давших Пречистой Деве Марии благодать быть Матерью Самого Бога, был подвиг Ее изумительного смирения. Она Сама об этом засвидетельствовала в словах Своих при свидании с праведною Елисаветою: Яко призре на смирение рабы Своея: се бо, отныне ублажат Мя вси роди (Лк. 1, 48). В силу этого смирения, как свидетельствует церковное предание, Она просила апостолов не восхвалять Ее и как можно меньше говорить о Ней. Поэтому так мало сообщается о Божией Матери в Евангелии. В этом дивном смирении Пречистая Божия Матерь пребывает и ныне, несмотря на то, что Она стала выше всех Ангелов.

В жизнеописании святого Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского, повествуется о Ее явлении вместе со святым Иоанном Богословом сему великому угоднику Божию. В ответ на усердную молитву научить его истинам Православной веры Она по Своему смирению не Сама это сделала, а предложила великому апостолу Иоанну Богослову научить святого Григория истинам Православной веры. И святой Иоанн Богослов преподал ему это учение, которое по окончании видения дословно было записано святым Григорием и стало потом известно Церкви под названием Григорио-неокесарийского символа. По этому символу учились Православной вере святители Василий Великий, Григорий Богослов и многие другие святые иерархи нашей Церкви.

Спрашивается: какой же из всего сказанного следует для нас спасительный вывод, мои возлюбленные о Христе чада?

Пречистая Дева Мария была достойна благодати сделаться Матерью Бога благодаря Своим великим духовным подвигам. Войдем и мы в той или иной мере в эти подвиги, чтобы нам быть достойными той возрождающей и спасительной благодати, которая делает нас истинными сынами Божиими и наследниками вечного райского блаженства.

Поэтому, подражая Пречистой Деве Марии, будем и мы отрекаться от мира и всех его призрачных радостей – по крайней мере настолько, чтобы сердце наше по преимуществу устремлялось к Небу, к Небесному Царству с его нетленным и вечным блаженством. Пусть руководящими в нашей жизни будут слова Христа: Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его (Мф. 6, 33), а также слова апостола Павла: Аще убо воскреснусте со Христом, вышних ищите, идеже есть Христос одесную Бога седя: горняя мудрствуйте, а не земная (Кол. 3, 1–2). Нам нужно, по совету великого старца отца Амвросия Оптинского, жить так, как вертится колесо. Во всем своем вращении оно всеми своими частями устремляется вверх и только одною своею точкою и на мгновение касается земли.

Подобно Пречистой Деве Марии будем безропотно, с христианским терпением нести крест своих скорбей, всегда памятуя слова Христовы: В терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19). Будем всегда сознавать, что скорби посылаются нам от Бога не для нашей гибели, а для очищения нас от грехов, от всех наших страстей, для благодатного и блаженного соединения нас навеки со Христом, в чем и должно состоять все дело нашего спасения.

И, наконец, будем подражать Пречистой Владычице и в стяжании христианского смирения. Оно есть самое главное средство, ради коего была дарована благодать Пречистой Деве Марии для Воплощения от Нее Бога Слова. Оно есть средство, коим Господь совершил наше искупление, почему апостол Павел и сказал: Себе умалил, зрак раба приим, <…> смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя. Темже и Бог Его превознесе,<…> да о имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца(Флп. 2, 7–11). Смирение является самым главным средством, при помощи коего и мы можем совершить дело своего спасения. Вот почему в слове Божием сказано: Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6; ср.: Притч. 3, 34; 1 Петр. 5, 5). Как велико значение смирения в деле нашего спасения – об этом свидетельствуют Святые Отцы Церкви, которые говорят, что ни одна из добродетелей без смирения не имеет никакой спасительной для нас силы.

Только при смирении возможно для нас и земное наше благоденствие, земное наше счастье. «Если бы мы, – учит великий Святой Отец Марк Подвижник, – старались о смиренномудрии, то не было бы нужды в наказании нас; ибо все злое и скорбное, случающееся с нами, приключается нам за возношение наше».

Тем более без смирения мы никогда не достигнем небесного счастья, самого истинного нашего блаженства, почему Господь и призывает всех нас к смирению, когда говорит нам: Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 28–29). А что такое покой, о котором говорит здесь Господь? Это есть мир Христов, чуждый всех страстей, всяких грехов, есть Его божественная чистота и святость. Это есть тот покой, который так усердно испрашивает Святая Церковь всем усопшим в Православной вере и который является не чем иным, как блаженством Небесного Царства Христова.

Да поможет нам Пречистая Дева Мария участвовать самым деятельным образом в Ее духовных подвигах в исполнении всех Божественных заповедей, а наипаче в Ее смирении, чтобы быть нам достойными ниспосылаемой от Бога возрождающей и спасающей благодати, и чтобы в земной еще жизни сей мы могли, хотя бы отчасти, вкусить блаженства Небесного Царства Христова. Сего всесильными молитвами Девы Марии да сподобит нас всех Господь в полной мере достигнуть после нашей смерти в будущей вечной и блаженной жизни. Аминь.

Святитель Серафим (Соболев)

Произнесено в русской церкви святителя Николая г. Софии
21 ноября / 4 декабря 1947 года

Архиепископ Серафим (Соболев). Статьи и проповеди. СПб., 1994.

«МАТИЛЬДА» — ПЛЕВОК В ДУШУ ВСЕМ НАРОДАМ РОССИИ

Чебоксарско-Чувашская епархия обратилась к властям Чувашской республики, с просьбой отозвать фильм «Матильда» с проката на территории Чувашской Республики.